Дон Авиа предлагает Вам окунуться в историю Абхазии!

Истории об Абхазии

 

 

Огромную букву «И» легко увидеть на карте Абхазии, снятой из космоса. Рядом с ней можно различить еще две, правда, менее четкие, «Н» и «В». Это кипарисовые аллеи, посаженные в форме инициалов. Высажены они были в поселке Алахадзы более ста лет тому назад русским купцом Николаем Васильевичем Игумновым…

Купеческий род Игумновых известен в России с давних времен. Золотопромышленники, мануфактурщики, владельцы железных рудников, Игумновы много сделали для России. Недаром памятники купцам Игумновым стоят и в Липецке, и в башкирском Бирске.

После бала

Судьба Николая Васильевича Игумнова не просто удивительна, а скорее даже похожа на авантюрный, полный драматизма роман…

Все началось в 1901 году с большого московского бала, который дал в своем новом доме-тереме на Якиманке владелец Большой Ярославской мануфактуры, известный не только своим богатством, но и безграничной фантазией (стоит только взглянуть на его дом, где нынче находится французское посольство) купец первой гильдии Николай Васильевич Игумнов. Чтобы удивить гостей, Николай Васильевич усыпал пол танцевальной залы золотыми червонцами, украшенными ликом Государя Императора. Весело кружились в вихре вальса гости Игумнова, не обращая внимания на то, что их бальные туфли топчут золотое изображение русского царя. Но, как всегда, нашелся среди гостей бдительный человек, который на следующий же день донес в Петербург Николаю II об осквернении изображения государя на балу у купца Игумнова. Император был очень рассержен и распорядился выслать из Москвы непочтительного купца куда-нибудь подальше… Подальше оказалось абхазское побережье Сухумской губернии, гиблое, заболоченное место, с тьмой малярийных комаров и ядовитых змей. Опальный купец осмотрел место ссылки, прикинул возможности наладить свою жизнь и решил купить здесь 6 тысяч десятин этой самой гиблой земли…

И начались работы. Перво-наперво Николай Васильевич решил наладить на реке Бзыбь рыболовецкий промысел. Привез с Дона 150 рыбаков, построил первый на побережье рыбоконсервный завод…

Рабочие условия для тех лет были очень приличные. Для рабочих построили общежития с комнатами на двоих, с отдельными курительными залами — невиданные по тем временам коммунальные условия. Для семейных он возвел домики, которые через какое-то время переходили в собственность семьи рабочего вместе с участком земли. Потом Игумнов принялся за осушение болот: завез 800 эвкалиптов, сотни болотных кипарисов, которые постепенно освободили побережье от зловонных болот. Баржами по морю стали завозить плодородную кубанскую землю… На осушенных землях Игумнов завел племенные животноводческие хозяйства. Будучи ярославским купцом, он завез в эти южные края родных ярославских буренок, которые прекрасно прижились на этой черноморской земле. Но главным, любимым детищем Николая Васильевича стал диковинный сад… Его заботами был выращен мандариновый сад, посажены плантации лечебных деревьев — камфарного и хинного. Высажены необычные для этих мест плантации киви, манго, тунга и табака. Было запущено предприятие «Абхазский бамбук»… Сейчас даже трудно представить, сколько сделал для этого края сосланный сюда когда-то опальный купец…

После революции 1917 года Игумнов добровольно передал новой власти свои огромные хозяйства. Он не захотел вместе с семьей эмигрировать во Францию и остался во вновь созданном на его землях цитрусовом совхозе имени Третьего Интернационала простым агрономом… В 1924 году Николая Васильевича не стало. Похоронили его скромно, обсадив могилу так любимыми им кипарисами.

С тех пор много событий произошло на земле Абхазии. Менялись времена и власти. В 1931 году Абхазская Республика была включена в состав Грузии административным решением Сталина. В политических сменах власти, в грузинизации абхазской истории имя и деяния русского купца Игумнова затерялись и практически исчезли из официальных исторических документов. Но народная память не просто сохранила историю Игумнова, но даже сложила о русском купце красивые легенды…

Поэтому в Пицунде каждый житель, показывая приезжим этот удивительный край, похожий на рай, обязательно скажет: «Это Игумнов посадил… это Игумнов построил…»

Один таксист, абхаз, горячо говорил мне: «Да такому человеку надо памятник из чистого золота ставить. Он для нас, абхазов, — брат, русский брат. Он столько хорошего сделал для этой земли… Жалко, что многие это забыли… Ничто не назвали здесь его именем, а ведь он заслужил…»

О море в Гаграх!

Ради справедливости надо сказать, что имена русских деятелей, которые в конце ХIХ и начале XX века вложили в развитие Абхазии много сил и таланта, в сегодняшней Абхазии помнят. Почти каждый житель Абхазии знает, что курорт Гагры построен стараниями принца Ольденбургского.

…Приближенный царя, важный сановник Александр Петрович Ольденбургский был человеком настойчивым. Создание курорта в Абхазии, в почти безлюдной местности, стало главным делом его жизни. В этот курорт он вложил все свои средства, а потом стал убеждать царя дать на строительство «русской Ривьеры» деньги из казначейства….

Он убеждает, уговаривает, требует, доказывает необходимость такого курорта для развития Абхазии. И министр финансов Витте под напором Александра Петровича сдается. Принимается постановление о ежегодном выделении 150 тысяч рублей на развитие курорта Гагры. Кроме того, принц привлекает к проекту других предпринимателей и меценатов.

В это же время московский врач, профессор Остроумов строит в Сухуме больницы для легочных больных. Граф Раевский закладывает здесь ботанический сад с коллекцией редких удивительных растений. Во всех этих проектах участвуют и абхазские промышленники, врачи, ученые…

Казалось, все кавказско-русские конфликты отошли в прошлое и здесь, в Абхазии, в самим Богом созданном рае, возникнет прекрасная, спокойная, мирная жизнь… Но история распорядилась совсем по-другому… Тлеющий, неугасающий десятки лет конфликт между абхазами и грузинами то и дело взрывался на этой земле кровавыми вспышками…

Борьба абхазов за свою независимость длилась практически весь XX век… У Льва Толстого в рассказе «Набев есть такое горькое размышление: «Трудно понять, как, среди этой изумительной красоты, среди цветущей природы и гордых гор, человек может испытывать чувство ненависти, быть таким жестоким и злобным…» Да, это трудно понять, но это случилось на этой райской земле… Случилось в 1992 году… Грузия (уже в который раз!) пыталась силой удержать Абхазию в своей власти… Абхазский народ назвал эту последнюю войну Отечественной.

Грузинские националисты, ворвавшиеся в Сухум, одно из первых своих преступлений совершили в Государственном архиве Абхазии. Они разгромили его фонды, дважды жгли здание, чтобы вырвать из истории документы о грузинской экспансии в Абхазии, а также документы Российской империи, подтверждающие признание равноценности Сухумской и Тифлисской губерний… В огне погибли и уникальнейшие архивные материалы о деятельности русских абхазских историков, врачей, купцов, строителей и просветителей… Но сегодня уже по крупицам начали собирать те сведения, что удалось как-то спасти и сохранить. Вот так в Алахадзы, в пансионате «Сосновая роща», который чудом спасла от разрушения его нынешняя хозяйка Людмила Лолуа, собирают материалы о Николае Васильевиче Игумнове. И кажется совсем неслучайным, что рядом с памятниками погибшим абхазским воинам Людмила Иродионовна восстановила могилу Игумнова и поставила над ней большой православный крест.

Следов войны в поселке очень много… Разрушен домик Игумнова, зияют черными глазницами разбитые здания школ — русской и грузинской. .. Стоят руины зданий бывшего цитрусового совхоза… Болеют мандариновые сады, искореженные пожарами. В пансионате «Сосновая роща» разбито здание медицинского центра, где до войны был большой крытый бассейн.

У молодой страны нет пока средств, чтобы восстановить все, что разрушила война. Людмила Иродионовна говорит как бы полушутя: «Вот сослали бы к нам из России какого-нибудь нового Игумнова — может быть, быстрее бы залечили мы свои раны»… А пока вместо нового Игумнова приехал в сосновую рощу «новый русский»… Купил землю, построил аляповатый дворец и обнес его огромной красно-кирпичной, почти кремлевской стеной. И, как бы между прочим, прихватил за забор и большой кусок пляжа.

Но, конечно, и сегодня есть в России люди, которым дорога честь, как ни громко это звучит. В Пицунде мне показали русскую школу. Ее восстановил Андрей Дудко, московский предприниматель. В детстве он учился в ней, лет 30 назад уехал в Москву… Но когда после абхазско-грузинской войны узнал, что его родная школа разрушена, приехал в Абхазию и без всякой рекламы стал восстанавливать свою альма-матер… Теперь в Пицунде каждый мальчишка знает имя этого человека.

 

 

Поделиться записью в соцсетях

Share on facebook
Share on twitter
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on telegram
Share on whatsapp
Share on email
Корзина